четверг, 11 июня 2009 г.

среда, 10 июня 2009 г.

Frutty - Epitaph (Б.З.)





FRUTTY - Ночь (1912)

FRUTTY _ Ночь (1912)

Багровый и белый отброшен и скомкан,
в зеленый бросали горстями дукаты,
а черным ладоням сбежавшихся окон
раздали горящие желтые карты.

Бульварам и площади было не странно
увидеть на зданиях синие тоги.
И раньше бегущим, как желтые раны,
огни обручали браслетами ноги.

Толпа - пестрошерстая быстрая кошка -
плыла, изгибаясь, дверями влекома;
каждый хотел протащить хоть немножко
громаду из смеха отлитого кома.

Я, чувствуя платья зовущие лапы,
в глаза им улыбку протиснул; пугая
ударами в жесть, хохотали арапы,
над лбом расцветивши крыло попугая.



Frutty Fall


Frutty - Fall

Frutty: Guitar/Bass/Programing/Cello/Reverse guitar/percussion/cikada noise

2007 hfstudio










Frutty - In the evening

среда, 11 февраля 2009 г.

Михайловский замок




Михайловский замок





Недолгое пребывание Мальтийского ордена в России сопровождалось передачей рыцарям ряда зданий в Санкт-Петербурге и его окрестностях. Иоаннитам отдали церковь Рождества Иоанна Предтечи, выстроенную архитектором Ю. Фельтеном на Каменном острове: в ней кавалеры Ордена принимали присягу, на церковном кладбище хоронили мальтийских рыцарей. В парадных анфиладах Павловского дворца по проекту архитектора В. Бренны был отделан Кавалерский зал, предназначавшийся для церемоний Ордена. В Гатчине сохранилось лучшее творение архитектора Н. Львова — Приоратский дворец, задуманный как резиденция приора и Капитула мальтийских рыцарей. Были и другие здания и сооружения, но самым известным памятником пребывания Ордена Святого Иоанна Иерусалимского в России стал Михайловский замок— «любимое детище» императора Павла I.

Последний дворец императора был не просто очередной резиденцией, а осуществлением его многолетней мечты. Необычная для Санкт-Петербурга архитектура и планировка всего возводившегося ансамбля воплощали идею замка как рыцарской твердыни. Последовательно проводя эту идею, Павел I переименовал все императорские дворцы в замки: даже Зимний дворец именовался «Зимним замком». Михайловский замок должен был стать рыцарским не только по названию, но и по сути. Рвы, подъемные мосты, пушки, полубастионы — все было данью западноевропейской средневековой традиции и результатом увлечения русского императора рыцарской символикой.

Возведение Михайловского замка началось сразу же после утверждения проекта, а церемония закладки первого камня, на которой присутствовала царская фамилия со свитой, состоялась 26 февраля 1797 года. Ритуал соблюдался неукоснительно: стояли выстроенные в каре войска, а после торжественного молебна прокатились громоподобные раскаты орудийного салюта Петропавловской крепости.

На другой день начались основные строительные работы, каторжные и изнуряющие: рытье котлованов в промерзшем грунте, забивка свай, кладка фундаментов... По распоряжению императора строительство велось днем и ночью — при свете фонарей и факелов, так как Павел I требовал отстроить замок вчерне в тот же год. В наиболее напряженные периоды число людей, занятых на строительстве, достигало 6000 человек.

Михайловский замок строился в крайней спешке, в конце 1798 года он был подведен под крышу и можно было приступать к внутренней отделке его жилых помещений. Именно в это время Павел I дал согласие принять на себя титул Великого магистра Мальтийского ордена и подписал указы, касающиеся деятельности Ордена в России. Поэтому, разрабатывая проекты внутреннего убранства Михайловского замка, император мыслил его дворцом Великого магистра Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, а не только как очередную резиденцию династии Романовых.

Михайловский замок мало походит на дворцовые сооружения северной столицы: в отличие от них он выглядит холодным, суровым и даже мрачно-замкнутым. Российский император, задумывая его возведение, отталкивался от распространенной в европейских столицах схемы построения прямоугольного в плане замка с прямоугольным же внутренним двором и круглыми угловыми башнями. Подобные планы впоследствии были обнаружены среди собственноручных чертежей Павла I.

Широко развернувшееся строительство необходимо было обеспечить материалами, поэтому для ускорения дела были разобраны несколько павильонов в Царском Селе и дворец в Пелле, а также использован мрамор для строящегося по проекту А. Ринальди Исаакиевского собора. К концу октября стены Михайловского замка были подведены под крышу, а для защиты от дождей и снега его покрыли временной кровлей. В следующем году началась внутренняя и наружная отделка здания, однако готовиться к ней начали значительно раньше. В Риме было заказано большое количество копий с античных скульптур, выполненных из белого мрамора; к выполнению живописных работ привлекались и русские художники.

Своим главным (южным) фасадом замок выходил прямо на гранитный берег канала, отчего казался с этой стороны прямо вырастающим из воды. Своим неприступным видом он действительно напоминал средневековые рыцарские замки и крепости. Это впечатление усиливал и гранитный парапет площади с полубастионами и амбразурами для шести бронзовых пушек, смотревших в сторону тех, кто приближался к замку. Такое же количество пушек было обращено в сторону Невы.

Павел I переселился в Михайловский замок, когда еще даже не успели просохнуть стены нового здания и, по свидетельству очевидцев, в помещениях «стоял такой густой туман, что несмотря на тысячи восковых свечей, едва мерцавших сквозь мглу, всюду господствовала темнота». Замок стал убежищем, в котором затворник-император в любой момент мог отгородиться от мира. Неслучайно его называли «архитектурным автопортретом Павла I».

В Михайловском замке намечалось проводить собрания и торжественные церемонии мальтийских рыцарей, что нашло свое отражение в отделке его парадных апартаментов. Например, в оформлении фасадов строящегося замка неоднократно повторялся восьмиконечный мальтийский крест. Проход в парадную анфиладу замка шел в юго-западной части здания по широкой двухмаршевой лестнице, словно зажатой между мраморными стенами. Винченцо Бренна основным элементом убранства Парадной лестницы сделал цветной камень — мрамор и гранит.

Взгляд входящего в Михайловский замок в первую очередь упирался в бронзовый герб Российской империи, установленный на центральной стене Парадной лестницы. Герб был исполнен в новом варианте, утвержденном в августе 1799 года, — с введенным в него мальтийским крестом, и должен был свидетельствовать о высоком предназначении Михайловского замка как места пребывания Мальтийского ордена.

Для торжественного собрания кавалеров Ордена предназначалась Мраморная галерея. Пышное великолепие ее интерьера, богато отделанного цветным камнем, исходило из увлечения Павла I различного рода церемониями. В центре Мраморной галереи находилась глубокая ниша с мраморным камином, инкрустированная лазуритом и яшмой, в торце галереи располагались мраморные хоры для оркестра. Длинную стену напротив окон прорезали четыре небольшие ниши, облицованные редким и потому очень ценным мрамором «gipolino antiko», напоминающим зеленое окаменелое дерево. В нишах размещались статуи античных богов — Вакха, Меркурия, Флоры и Венеры, а дополняли убранство Мраморной галереи бронзовые вазы, канделябры и часы.

За галереей мальтийских кавалеров располагалась Малая (или Мальтийская) тронная зала. Всего в Михайловском замке тронных зал было пять: две — самого государя-императора, потом государыни, великого князя и наследника Александра Павловича и его брата Константина, имевшего титул цесаревича. Даже число ступеней у тронов в этих залах зависело от достоинств занимавших их лиц: восемь ступеней в Большом тронном зале и три в Мальтийском вели к императорскому трону: Павел I ревниво охранял свое величие и потому был весьма щепетилен в вопросах формы.

Купол в Мальтийской тронной зале поддерживали 16 фигур парных атлантов; здесь господствовали царственные цвета — пурпур и серебро, а стены, императорский трон и мебель были обтянуты красным бархатом с серебряным шитьем. Выступающие из стен панели и пилястры облицованы светло-красным стуком, лепной фриз и карнизы — позолочены.

Однако из-за недолгого пребывания императорского двора в Михайловском замке орденские покои практически не использовались по назначению. Единственным парадным приемом стала аудиенция датскому министру графу Левендалю, данная 24 февраля. Павел I принял его в Мальтийской тронной зале, и больше никаких церемоний, связанных с Орденом, в Михайловском замке не проводилось.

Кирпично-красный цвет Михайловского замка одни современники связывали с галантной любезностью императора, подобравшего на балу лайковую перчатку своей фаворитки— княгини А.П. Гагариной. Другие эту нетипичную для Санкт-Петербурга окраску здания объясняли традиционным цветом Мальтийского ордена.

После смерти Павла I замок был заброшен до 1823 года, но даже во время запустения он воспринимался как рыцарский. В XIX веке, когда в его стенах разместилось Инженерное училище, мальтийская символика вошла в оформление интерьера парадного Воскресенского зала и сохранялась в нем довольно длительное время.

вторник, 27 января 2009 г.

Архитектура







Архитектура (лат. architectura, от греч. architéкtón — строитель), зодчество, система зданий и сооружений, формирующих пространственную среду для жизни и деятельности людей, а также само искусство создавать эти здания и сооружения в соответствии с законами красоты. А. составляет необходимую часть средств производства (промышленная А. — здания заводов, фабрик, электростанций и др.) и материальных средств существования человеческого общества (гражданская А. — жилые дома, общественные здания и др.). Её художественные образы играют значительную роль в духовной жизни общества. Функциональные, конструктивные и эстетического качества А. (польза, прочность, красота) взаимосвязаны.

Произведения А. являются здания с организованным внутренним пространством, ансамбли зданий, а также сооружения, служащие для оформления открытых пространств (монументы, террасы, набережные и т.п.).

Предметом целеустремлённой организации является и пространство населенного места в целом. Создание городов, посёлков и регулирование всей системы расселения выделились в особую область, нераздельно связанную с А., — градостроительство.

А. создаётся в соответствии с потребностями и возможностями общества, которое определяет функциональное назначение и художественный строй архитектурных произведений. Она не только обеспечивает необходимые для жизненных процессов материальные условия, но и является одним из факторов, направляющих эти процессы. Будучи вещественной реальностью, А. способствует выполнению обществом его многообразных жизненных функций, т. е. оказывает на него обратное влияние. Архитектурная организация жизненных процессов является одним из главных источников формообразования в А., необходимой базой её образного строя, наконец, условием, игнорируя которое, А. не может успешно выполнять свои идеологические и эстетические задачи.

В классовом обществе произведения А. создавались, как правило, с учётом экономических, идеологических и социально-бытовых требований правящего класса. При социализме целью А. стало максимально возможное удовлетворение материальных и духовных потребностей всего общества. Новые проблемы А. во многом определяются высокими темпами социального и технического прогресса. Чтобы моральное старение сооружений не опережало их конструктивную долговечность, структура произведения А. должна создаваться с учётом научного прогноза и предусматривать возможность функциональных изменений.

Важнейшим средством практического решения функцией, и идейно-художественных задач А. является строительная техника. Она определяет возможность и экономическую целесообразность осуществления тех или иных пространственных систем. От конструктивного решения во многом зависят и эстетические свойства произведений А. Здание должно не только быть, но и выглядеть прочным. Излишек материала вызывает впечатление чрезмерной тяжести; зримая (кажущаяся) недостаточность материала ассоциируется с неустойчивостью, ненадёжностью и вызывает отрицательную эмоции. В ходе развития строительной техники новые принципы архитектурной композиции, отвечающие свойствам новых материалов и конструкций, могут вступать в конфликт с традиционными эстетическими взглядами. Но по мере распространения и дальнейшего освоения конструкции определяемые ею формы не только перестают восприниматься как необычные, но и превращаются в массовом сознании в источник эмоционально-эстетического воздействия. Что же касается традиционных форм, то при изменении конструктивных приёмов они могут сохраняться как декоративные либо как символическое выражение определенного эстетического идеала, утратив прямую связь с конструкцией (например, ордер, сложившийся в античной Греции как эстетически осознанная стоечно-балочная конструкция из камня, служил подчас не связанным с конструкцией художественным средством в архитектуре барокко и классицизма).

Качественные изменения строительной техники, создание новых конструкций и материалов существенно повлияли на современную А. Особое значение имеет замена ремесленных методов строительства индустриальными, связанная с общими процессами развития производства, с необходимостью повышения темпов массового строительства и потребовавшая введения стандартизации, унифицированных конструкций и деталей. Метод стандартизации должен обеспечить многообразие форм из стандартных элементов, отвечающее многообразию функциональных потребностей и обусловливающее выразительность сооружений и их ансамблей. Индустриализация создаёт необходимые предпосылки для широкого развёртывания массового строительства. Количественные возможности, которые она предоставляет, в А. социализма используются для создания условий качественного преобразования быта и форм общественной жизни, для обеспечения роста промышленного производства. Развёртывание массового строительства является частью создания и развития материально-технической базы коммунизма. В соответствии с потребностями общества А. изменяет существующую среду, создавая новые объекты. Они становятся новым материальным явлением, входящим в жизнь, обогащающим её, и оказываются носителями архитектурно-художественных образов, отражающих действительность. Принципы реалистического искусства получают в А. особое выражение, вытекающее из её природы. В отличие от живописи или скульптуры, А. не изображает нечто, существующее вне её. Художеств. правда А. вытекает из полноты решения социальных задач и целесообразности примененных материальных средств. Оценка эстетических качеств А. всегда включает в себя представление о функциональном использовании постройки, о её способности обслуживать те жизненные процессы, для которых она предназначена.

Основные средства создания художественного образа в А. — формирование пространства и архитектоника. При создании объёмно-пространственной композиции (в т. ч. и внутренней организации сооружений) используются принципы симметрии или асимметрии, нюансы или контрасты при сопоставлении элементов, их различные ритмические соотношения и т.д. Особое значение в А. имеют соразмерность частей и целого друг другу (система пропорций) и соразмерность сооружения и его отдельных форм человеку (масштабность). В число художественных средств А. входят также фактура и цвет, разнообразие которых достигается различными приёмами обработки поверхности здания. А. может решать художественные задачи совместно с другими видами искусства (живопись, скульптура, декоративно-прикладное искусство, художественное конструирование), создавая вместе с ними единый художественный образ (см. Синтез искусств). Целостная художественно-выразительная система форм произведений А., отвечающая функциональным и конструктивным требованиям, называется архитектурной композицией. Иногда она охватывает группу зданий и образуемое ими пространство (см. Ансамбль).

Представление о пространственных формах произведений А. складывается в сопоставлении зрительских впечатлений, получаемых с различных точек снаружи и изнутри постройки. Необходимость постепенного осмотра, развёртывающегося во времени, свидетельствует о родственности А., которая является пространственным искусством, и временных искусств (например, музыки).

А. разных стран и народов, отмеченная национальными и локальными особенностями, развивается подчас во взаимном влиянии, ведущем к выработке приёмов и форм, общих для группы народов (обзор развития отдельных национальных школ А. см. в соответствующих разделах статей, посвященных государствам, а также союзным республикам, автономным республикам и автономным областям СССР).

Устойчивая общность характерных особенностей художественной формы А. и её идейно-содержательной программы образует её стиль. Важнейшие черты стиля проявляются в системе функциональной и пространственной организации сооружений, в их архитектонике, пропорциях, пластике, декоре. Для современной А. большую роль играет обмен техническими достижениями. Главные различия в направленности современной А. определяются существованием двух общественных систем — капитализма и социализма. Тождественность социальных задач и материально-технических средств, единство общих идейно-художественных принципов А. социалистических стран способствовали возникновению её интернациональных основ, включающих в себя наиболее прогрессивные национальные особенности. А. социализма в целом обогащается своеобразием вклада каждой нации, обусловленным спецификой национальных архитектурных традиций, природно-климатических условий и рядом других факторов.

История развития архитектуры. Зарождение А. относится ко времени первобытнообщинного строя, когда возникли первые искусственно сооружаемые жилища и поселения. Были освоены простейшие приёмы организации пространства на основе прямоугольника и круга, началось развитие конструктивных систем с опорами-стенами или стойками, коническим, двускатным или плоским балочным покрытием. Применялись природные материалы (дерево, камень), изготовлялся кирпич-сырец. Конец существования первобытного общества отмечен строительством крепостей со стенами или земляными валами и рвами. В мегалитических сооружениях (менгиры, дольмены, кромлехи) сочетание вертикальных и горизонтальных блоков камня свидетельствует о дальнейшем освоении закономерностей архитектоники (кромлех в Стонхендже, Великобритания).

С возникновением государств сложилась и новая форма поселения — город как центр управления, ремесленного производства и торговли. Увеличивалось количество типов построек, различие между которыми стало определяться не только их функцией, но и предназначенностью для господствующего класса или эксплуатируемых масс. В классовом обществе определяющими для А. стали общественные взаимоотношения, а не взаимоотношения человека и природы. В крупных рабовладельческих деспотиях средоточие власти и материальных ресурсов в руках немногочисленной верхушки, эксплуатация огромного количества рабов, успехи в области науки и техники стали основой строительства крупных ирригационных сооружений, монументальных дворцов и храмов, призванных утверждать незыблемость и могущество власти божества и обожествленных правителей (пирамиды в Гизе и храмы в Карнаке и Луксоре — все в Египте; зиккураты Ассирии и Вавилонии, дворцы древнего Ирана, ступы Индии, храмы и дворцы Центр. и Юж. Америки). В эпоху рабовладения началось строительство и крупнейшего в мире фортификационного сооружения — Великой китайской стены. Строительство грандиозных построек, подавляющих массивностью конструкций, основывалось на громадных затратах примитивного физического труда. Создание таких сооружений свидетельствует о накоплении строительного опыта, о сложившихся принципах композиции здания и ансамбля.

В условиях рабовладельческой демократии Др. Греции создаётся целостная среда городов-государств (полисов). Развивается система регулярной планировки города, с прямоугольной сеткой улиц и площадью — центром торговой и общественной жизни. Был разработан тип жилого дома с помещениями, обращенными к внутреннему пространственному ядру — дворику. Культовым и архитектурно-композиционным центром города был храм, который воздвигался на вершине акрополя. Классически завершенным типом храма стал периптер (например, Парфенон в Афинах), Развитая общественная жизнь полиса породила такие типы сооружений, как театр, стадион и др. Сложилась система классических ордеров.

В Др. Риме, огромной средиземноморской державе, унаследовавшей традиции греческой А., ведущее значение приобрели сооружения, выражавшие могущество республики (позже империи) и удовлетворявшие потребностям рабовладельческого государства. Расширился круг инженерных сооружений, достигло большого совершенства строительство мостов и акведуков. Для возведения крупных построек большую роль сыграло внедрение новых строительных материалов (бетон). Были разработаны рациональные методы строительства, получившего гигантский размах. Создавались крупные ансамбли (общественные центры — форумы) и общественные сооружения, рассчитанные на огромные массы народа: амфитеатры (Колизей в Риме), театры, термы, крытые рынки, базилики. Тип жилого дома с помещениями, обращенными к внутреннему замкнутому пространству (атрию, перистилю), был развит и усовершенствован; в перенаселённых городах возникли 5—6-этажные жилые дома для малоимущих — инсулы. Получили широкое применение арочные и сводчатые конструкции (храм Пантеон в Риме, перекрытый огромным куполом), развившиеся также в А. эллинистической Парфии. А. Римской империи от строгих и целесообразных переходит к тяжеловесным, пышным, иногда преувеличенным формам, усложнённым планам; усиливаются элементы декоративности. Ордер, ставший неотделимым от представления о прекрасном в А., часто накладывается на стеновую или арочную конструкцию из бетона как часть её облицовки.

В феодальную эпоху А. развивается на основе более дифференцированного разделения труда. Труд рабов сменяется деятельностью ремесленников-профессионалов. При феодализме область распространения монументальной А. значительно расширяется, охватывая Европу, Азию, большую часть Африки, часть Америки. Однако неравномерность развития, влияние местных условий и традиций оказывают на А. эпохи феодализма более значительное влияние, чем на А. рабовладельческих цивилизаций. Феодальные войны вынуждали к широкому развитию фортификационных сооружений, защищавших города и резиденции феодалов (замки и дворцы Франции, Германии, Испании и др. европейских стран, Ср. Азии и Закавказья; русские кремли и монастыри-крепости). Идеологическое господство религии дало толчок широкому строительству культовых зданий. Новой задачей, решавшейся в А. Византии, было формирование внутреннего пространств христианских храмов, способных вместить тысячные толпы, и создание в них особой среды, отвлечённой от мира. Наряду с унаследованными от Рима типами базилики и центрического купольного здания формировались купольные базилики и крестово-купольные храмы. Сферические купола сочетались с прямоугольной в плане системой опор (храм Софии в Константинополе). Конструкция получала ясное выражение а архитектурной форме крестово-купольных храмов. А. Византии оказала широкое влияние на зодчество славянских государств на Балканах (Болгарии, Сербии), Закавказья (Армении, Грузии) и Др. Руси. Специфический характер А. региональных древнерусских школ, развившихся после распада киевской державы, определялся местными социальными особенностями, строительными традициями и применявшимися материалами. А. Владимиро-Суздальского княжества характеризует богатая пластика белокаменных сооружений (дворцовый ансамбль в Боголюбове, Успенский и Димитриевский соборы во Владимире), постройкам Новгорода присущ суровый лаконизм величественных форм (Георгиевский собор Юрьева монастыря), непринуждённо живописны асимметричные выложенные из плитняка постройки Пскова. А. Древней Руси замечательна своей правдивостью, ясным выявлением конструкции и пространственной организации здания в его облике. После полувекового перерыва в архитектурном развитии (1240—90-е гг.), вызванного монголо-татарским нашествием, главными архитектурными центрами становятся Новгород, Псков, Москва, своеобразно развивающие древнерусские традиции. С объединением русских земель под властью Москвы складывается единая русская архитектурная школа. Ансамбль Московского Кремля явился прообразом для кремлей других городов и послужил ядром радиально-кольцевой структуры растущей Москвы. Ярко своеобразен тип шатровых храмов-башен, сложившийся в 16 в. (церковь Вознесения в с. Коломенском, ныне в черте Москвы). Для русской А. 17 в. характерны многообразие форм, праздничная живописность. Наряду с каменной А. большое место занимало деревянное зодчество, достигшее в 17—18 вв. высокого совершенства (церкви: Преображенская в Кижском погосте, Успенская в с. Кондопога и др.).

В странах Зап. и Центр. Европы с возрождением городов в конце 10 в. начинает развиваться тип каменного жилого дома в 2—3 этажа с мастерскими и лавками внизу. Складывается А. романского стиля. В культовой А. появляются монастырские комплексы с замкнутыми двориками, окруженными аркадами («клуатры»), и с массивными тяжёлыми храмами базиликального типа. Во 2-й половине 12 в. во Франции зародилась А. готики, отразившая наиболее высокий этап развития производительных сил феодального общества и усиление городов, с которым связано возникновение новых типов общественных зданий (ратуши, дома ремесленных цехов и гильдий). Массивные конструкции заменила каркасная система, в которой с предельной рациональностью используется материал; освобождается пространство интерьера, получающее активное развитие по вертикали (соборы: в Париже, Реймсе и Амьене — во Франции; во Фрейбурге и Кельне — в Германии; в Кентербери — в Великобритании; в Бургосе — в Испании; в Праге, Кракове). В жилищном строительстве наряду с каменными конструкциями применяется фахверк — деревянный каркас, заполненный кирпичом или камнем.

В развитие А. эпохи феодализма большой вклад внесли народы арабского Востока (см. Арабская культура). Крупными центрами феодальной культуры были города Ср. Азии — Бухара, Мера, Термез, Хива, Самарканд. Их монументальные здания — крытые рынки, караван-сараи, медресе, купольные мечети и мавзолеи — возводились из обожжённого кирпича с широким использованием в облицовке т. н. керамической резной мозаики (ансамбли Шахи-Зинда и площади Регистан, мавзолей Гур-Эмир — в Самарканде). Строгая симметрия композиции выделяла крупные торговые и культовые сооружения среди живописных кварталов низких глинобитных или сырцовых жилых построек.

Многообразие архитектурных типов отличает зодчество феодальной Индии. Стремление к конкретности художественных образов, преклонение перед буйной тропической природой породили исключительную пластичность монументальных сооружений, её сближение со скульптурной пластикой. Под влиянием индийской А. формировалась А. Юго-Вост. Азии (Индонезии, Цейлона, стран Индокитайского полуострова). В А. Китая регулярность планировки городов дополнялась строгой симметрией организации пространства здании, оси которых получали ориентировку по странам света. Геометрическая правильность тонко сочеталась с использованием природных особенностей места. Стоечно-балочные деревянные каркасы были конструктивной основой жилых зданий. Каркас заполнялся кирпичом или лёгкими деревянными ограждениями с решётками, заменявшими окна. Лёгкость жилищ контрастировала с монументальностью дворцовых, культовых и фортификационных сооружений («Запретный город» и «Храм неба» в Пекине). Под влиянием А. Китая долгое время находилась японская А., где деревянные каркасные конструкции были доведены до высокого художественного совершенства. Для А. Китая и Японии характерно умелое использование естественного и формирование искусственного ландшафта.

Важный этап развития А. связан с культурой Возрождения, возникшей в начале 15 в. в городах Тосканы (Италия) и развивавшейся в 15—16 вв. во многих странах Зап. и Центр. Европы. Социально-экономических процесс разложения феодальных и становления буржуазных отношений породил мощное культурное движение. Средневековый религиозной идеологии был противопоставлен гуманизм, который искал опору в античном наследии, что ярко отразилось в А. общественных зданий, дворцов, загородных поместий. Строителя-ремесленника сменяет широко образованный специалист-архитектор, опирающийся на все достижения современной ему культуры. Непроизвольно возникавшей асимметрии постепенно развивавшихся ансамблей были противопоставлены ясные, завершенные геометрические системы как выражение волевого, организующего начала (новый подход к А. выражен в палаццо — типе дома-дворца, в котором каждому элементу присуща выраженная законченность, проявляющаяся и в сосредоточенности здания вокруг замкнутого симметричного двора, и в строгой симметрии фасада). Итальянские архитекторы обращаются к ясной системе ордеров Др. Рима (творчество Ф. Брунеллески, Л. Б. Альберти, Микелоццо, Лучано Лаураны, Браманте, Микеланджело). В эпоху Возрождения развилась теория А. (трактаты Л. Б. Альберти, Виньолы, Палладио). А. Возрождения за пределами Италии была менее последовательна в преодолении средневековой традиции и проходила сложную длительную эволюцию.

Процесс рефеодализации и контрреформации, пережитый Италией во 2—4-й четверти 16 в., резко изменил характер её архитектурного развития. В конце 16—18 вв. основными заказчиками А. становятся церковь и дворянство, требовавшие ярко эмоционального обрамления пышных, театрализованных церемоний — культовых и светских. Логичность композиций А. Возрождения, присущую им законченность частей сменяют характерные для А. барокко сложные системы сливающихся пространств, развитая пластичность объёмов, обильное применение декоративной скульптуры и иллюзионистических эффектов живописи, зрительно разрушающих материальность стен и потолков. В А. барокко здание тесно взаимосвязано с окружающим пространством (собор и охваченная колоннадой пл. Св. Петра в Риме). Наряду с Италией (творчество Л. Бернини, Ф. Борромини, Г. Гварини) А. барокко широко распространилась в Германии, Австрии, Чехословакии. Влияние барокко Испании и Португалии в сочетании с традициями доколониального периода породило барочную А. стран Лат. Америки, отмеченную крайней декоративной насыщенностью.

Во Франции 17 в. торжество абсолютизма, развитие промышленности и торговли, рост городов создали предпосылки для возникновения А. классицизма. Лежащее в его основе рационалистическое мировоззрение выразилось в строгости геометрических композиций; система архитектурных ордеров широко использовалась как декоративный мотив. Принцип регулярности композиции распространялся на организацию садов, парков и городских площадей (творчество Л. Лево, Ж. Ардуэн-Мансара, А. Ленотра). Сквозные перспективы пронизывали анфилады помещений, городские массивы, парки загородных резиденций (Воле-Виконт, Версаль и др. — во Франции). Развитие А. классицизма продолжается во Франции (арх. Ж. А. Габриель, К. Н. Леду) и других европейских странах во 2-й половине 18 — начале 19 вв. после кратковременной вспышки декоративного и вычурного стиля рококо. Классицизм поддерживала укреплявшаяся буржуазия. В период наполеоновской империи классицизм пришёл к холодной парадности ампира. В Англии живописная среда парков, имитировавших естественную природу, создавалась в контрасте с классицистической А. зданий.

Для истории русской А. переломным был рубеж 17 и 18 вв. Преобразования Петра I послужили толчком к усилению светского начала, расширению гражданского строительства. Возникли новые типы общественных и административных зданий, производственных сооружений, порты; строились загородные дворцы, развивались регулярные парки. Главной задачей русской А. начала 18 в. было развитие вновь основанного Петербурга. Город получил структуру, в которой регулярность планировки гибко сочеталась с особенностями природного ландшафта. Постройки петровского времени отличают простота и рациональность. В середине 18 в. в русской А. нарастают тенденции барокко (творчество В. В. Растрелли и С. И. Чевакинского в Петербурге, Д. В. Ухтомского в Москве). Для русского барокко характерно сочетание богатого пластического и цветового убранства фасадов с ясностью планов и объёмной композиции. В последней трети 18 в. барокко уступило место классицизму, основоположниками которого в России явились А. Ф. Кокоринов, В. И. Баженов, М. Ф. Казаков, И. Е. Старов. Конец 18 — 1-я треть 19 вв. ознаменованы созданием крупнейших монументальных городских ансамблей в центрах Петербурга, Москвы, Ярославля, Костромы, Полтавы и других городов (А. Д. Захаров, А. Н. Воронихин, Ж. Тома де Томон, К. И. Росси, В. П. Стасов, О. И. Бове, Д. И. Жилярди). Для А. этого периода характерны широкий размах пространственных композиций и торжественная парадность художественных образов, отразивших патриотические идеи времени. Через «образцовые проекты», по которым предписывалось строить, классицизм распространился и на рядовую застройку городов.

В 1830—50-х гг. классицизм повсеместно приходит в упадок. Укрепление капиталистического строя в Европе и США во 2-й половине 19 в., развитие промышленности обусловили быстрый рост городов, возникновение новых типов производственных, торговых, транспортных и других сооружений (заводские цехи, многоэтажные фабричные здания, вокзалы, крытые рынки, универсальные магазины, выставочные павильоны, конторские здания, банки, биржи). Наряду с частными особняками строятся многоэтажные «доходные» жилые дома с квартирами, сдающимися в наём, бараки и казармы для рабочих. Рост строительства и требования рентабельности привели к поискам методов, обеспечивающих сокращение времени на производство работ, экономию труда и материалов. Для этого используются достижения промышленной техники. Начинают широко применяться металл, стекло и в конце века — железобетон. Развивается стандартизация строительных деталей. Создаются новые конструктивные системы для перекрытия больших пролётов и каркасные конструкции многоэтажных зданий. А. получила возможности для совершенствования функциональных, технических и художественных качеств, для создания новых конструктивных систем и принципов архитектоники. Строятся просторные сооружения из металла и стекла («Хрустальный дворец» в Лондоне, 1851, инж. Дж. Пакстон) и высотные постройки с металлическим каркасом («Эйфелева башня» в Париже, 1889, инж. Г. Эйфель). Группой архитекторов т. н. чикагской школы в США были созданы первые «небоскрёбы», выразительность которых основана на логике конструктивного и функционального решения. Однако влияние вкусов нового заказчика — буржуазии, разделение труда в строительном деле, отрыв архитектурного творчества от инженерно-технических решений привели к тому, что задачи, которые ставились перед архитектором, были сведены к декорированию зданий, новаторские конструкции скрывались бутафорией, имитировавшей формы прошедших эпох. Использовались формы одного из исторических стилей (классицизма, барокко, готики и др.), подогнанные к системе пропорций и ритму, задававшимися структурой здания, которую создавал инженер, или в декорации смешивались формы, заимствованные из разных стилей (эклектизм). Противоречия между А. и новой техникой, архаическими формами и новым назначением зданий пытался разрешить так называемый стиль «модерн», возникший в 1890-е гг. Отвергая значение традиций и основываясь на свободе формообразования, которую открыли металлические конструкции, представители этого направления сосредоточили внимание на проблемах формы, получавшей подчас изобразительный характер. Индивидуалистические тенденции «модерна» доведены до крайности в произведениях А. Гауди (Испания), а его рационалистические устремления проявились в творчестве Ч. Р. Макинтоша (Великобритания), Х. ван де Велде и В. Орта (Бельгия), Ф. О. Шехтеля (Россия) и др. В начале 20 в. велись поиски новых архитектурных форм и на основе сочетания достижений техники с классическими принципами композиции (О. Перре — Франция; О. Вагнер и А. Лоз — Австрия; П. Беренс — Германия), делались и попытки прямого возрождения классики (И. А. Фомин, В. А. Щуко и И. В. Жолтовский — Россия; Э. Лаченс — Великобритания; Г. Бэкон — США; и др.). После 1917 развитие А. капиталистического общества становится всё более противоречивым, отражая, с одной стороны, эгоистические интересы правящего класса и его реакционную идеологию, с другой — продолжающееся развитие производительных сил, общественный характер производства и растущую силу трудящихся масс (строительство т. н. дешёвых жилищ, которое должно было смягчить политическую остроту жилищного кризиса; кооперативное строительство; строительство, ведущееся коммунистическими муниципалитетами во Франции); она испытывает и прямое влияние советской архитектуры. Складывается рационализм, выдвигающий принцип максим. целесообразности, строгого соответствия структуры здания задачам организации протекающих в нём производственных и бытовых процессов. Опираясь на достижения техники, рационалисты (Ле Корбюзье во Франции; группа архитекторов «Баухауза» — В. Гропиус, Х. Мейер, ранний Л. Мис ван дер Роэ — в Германии; Я. И. П. Ауд — в Нидерландах) искали средства выразительности в лаконизме и контрастности форм, придавая основное значение конструктивно-технической основе здания и его функцией, организации (см. Функционализм). В 1930-х гг. функционализм, распространившийся в А. всех капиталистических стран, во многих случаях приобретал характер, безразличный к специфике местных условий, служа апологии буржуазного прагматизма. Он насаждался в слаборазвитых и зависимых странах как символ политического и культурного господства Запада, подчас причудливо сочетаясь с нарочитой экзотичностью т. н. колониального стиля. Перед 2-й мировой войной в ряде стран утверждается неоклассицизм; его преувеличенно монументальные формы, лишённые свойственных классике гуманистических начал, использовались для выражения реакционной идеологии (А. фашистской Германии и Италии). Попыткам функционализма выработать интернациональный язык форм, основанный на современной технике, противостояла и органическая архитектура (основоположник — Ф. Л. Райт, США), стремившаяся учесть в своей строительной практике характерные особенности конкретного места и индивидуальные потребности людей, для которых создаётся здание; внесоциальный характер гуманистических тенденций «органической архитектуры» породил её индивидуалистической крайности.

В послевоенные годы принципы функционализма получили истолкование, зависящее от местных условий и культурных традиций: в А. Финляндии (арх. А. Аалто), Японии (арх. К. Тангэ), Бразилии (арх. О. Нимейер) новаторство сочеталось с ярко выраженными чертами национального своеобразия. Эта тенденция противостояла претензиям на международное лидерство, которые были заявлены А. США, где Л. Мис ван дер Роэ выдвинул космополитическую универсальную концепцию, основанную на приведении А. к простоте элементарных геометрических тел и нерасчленённых пространств. Идея универсальности формы, её независимости от местных условий и назначения построек лежит и в основе американского неоклассицизма 1960-х гг., сочетающего современные технические средства с симметрией композиций и салонной красивостью деталей (творчество Э. Стоуна). В противовес ему развился брутализм, сочетающий чёткую функциональную организацию построек с нарочитой массивностью и грубой поверхностью обнажённых конструкций (работы Л. Кана, П. Рудолфа). Многие крупные проектные фирмы, не придерживаясь определенного направления, стремятся следовать за модой.

В европейской А. конце 50—60-х гг. иррационалистические, субъективно-произвольные формы возникли как протест против буржуазного самодовольства, как отражение конфликта между личностью и обществом (поздние работы Ле Корбюзье). Их необычность, однако, была использована буржуазией в целях рекламы. Возник брутализм (арх. А. и П. Смитсон, Великобритания). Современные возможности строительной техники, создающей сложные пространственные формы железобетонных оболочек и вантовых покрытий (см. Висячие конструкции), получили художественное осмысление в сооружениях П. Л. Нерви в Италии, Ф. Канделы в Мексике, А. Э. Рейди в Бразилии, в ряде построек на последних Всемирных выставках. Всё большее внимание буржуазной политики уделяют идеологическому воздействию А. на массы. Демократические архитектурно-художественные тенденции оттесняются капиталистической конкуренцией и давлением официальной идеологии.

Сложен характер архитектурного процесса в молодых независимых государствах Азии и Африки, где стремление создать самобытную А., стоящую на уровне современных требований, сталкивается с чисто националистическими тенденциями и влиянием А. крупных капиталистических стран. Большую помощь ряду государств (ОАР, Камбоджа, Афганистан, Бирма) оказывают советские архитекторы.

В социалистическом обществе А. впервые в истории поставлена на службу всему народу, удовлетворению его растущих материальных и духовных потребностей. Задачи А. СССР и других социалистических стран решаются на основе планового развития народного хозяйства. Реальной стала возможность закономерного формирования системы расселения в целом и входящих в неё населенных мест. Потребности социалистического общества определили главные направления поисков советских А. Уже в 20-х гг. создавались жилые дома и общественные здания новых типов, отвечающие вновь возникшим социальным функциям (дворцы культуры, рабочие клубы, фабрики-кухни, детские сады и ясли). Строились жилые дома с обобществленным бытовым обслуживанием (т. н. дома-коммуны). Целесообразная организация внутреннего пространства здания определяла группировку его объёмов. Приобрёл художественную значимость принцип ясного выражения социальной роли постройки и её структуры. В создании советской А. 20 — начала 30-х гг. участвовали различные творческие группы: «конструктивисты» с бр. Весниными и М. Я. Гинзбургом во главе (см. ОСА), «рационалисты» (К. С. Мельников, Н. А. Ладовский и др.; см. Аснова), зодчие старшего поколения (А. В. Щусев, И. В. Жолтовский, И. А. Фомин и др.). Эти группы шли разными профессиональными путями, но были едины в своём стремлении найти решение новых социальных задач, вставших перед А. Индустриализация страны в годы первых пятилеток вызвала массовое строительство крупных промышленных комплексов, жилых массивов и целых городов (Магнитогорск, Комсомольск-на-Амуре, Запорожье и др.). В укрупнённых кварталах Харькова, Запорожья, Ленинграда (арх. П. А. Алешин, А. А. Оль, Г. А. Симонов, Б. Р. Рубаненко) закладывались основы современного микрорайона с развитой системой обслуживания населения. Во 2-й половине 30-х гг. использование традиционных конструкций в массовом строительстве привело к временному отходу от новаторских приёмов, формообразования, и обращению к архитектурным традициям прошлого. В А. возникли тенденции парадности, подчас идущие в ущерб решению современных социальных задач. Однако этот период был отмечен развитием принципиально важных градостроительных идей, осознанием города как целостной пространственной системы (подробнее см. Градостроительство). Его достижениями были генеральные планы реконструкции Москвы (1935) и Ленинграда (1935—40). Широкое развитие получило строительство административных, транспортных, культурно-бытовых, санаторно-курортных и других общественных сооружений; строились Московский метрополитен (арх. А. Н. Душкин, И. А. Фомин и др.), канал Москва — Волга, Всесоюзная с.-х. выставка в Москве, крупные здания и комплексы. В послевоенные годы решались грандиозные задачи восстановления разрушенных населенных мест и их реконструкции. В структуру многих городов была внесена закономерность, организованность. Возникли ансамбли центров Волгограда, Киева, Минска и других городов. Глубокая творческая перестройка советской А. во 2-й половине 1950-х гг., направленная на преодоление ложной парадности и архаических форм, открыла широкие новые возможности решения социальных и идейно-художественных задач А. Развитие индустриального строительства было связано с внедрением стандарта и типизацией. Монотонность и однообразие первых крупных жилых комплексов преодолеваются совершенствованием методов строительства (увеличение числа типов домов, их разнообразие) и новыми приёмами пространственной композиции. Широко применяется смешанная застройка зданиями различной этажности, обогащающая силуэт новых районов и их пространственную организацию, позволяющая использовать особенности ландшафта (кварталы в районе Химки-Ховрино в Москве, арх. К. С. Алабян, Н. Н. Селиванов и др., в районе Жирмунай в Вильнюсе, арх. Б. Б. Касперавичене и др.). В строительстве общественных зданий широко используется передовая техника, позволяющая развернуть системы величественных пространств, создать простые, лаконичные по форме сооружения со свободным объёмно-планировочным построением, связанным с окружающей средой (Дворец съездов в Москве, арх. М. В. Посохин и др.; Дворец пионеров в Киеве, арх. А. М. Милецкий, Е. М. Бильский; Дворец искусств в Ташкенте, арх. В. В. Березин а др.; московский аэровокзал в Шереметьеве, арх. Г. А. Елькин и др.). Методы сборного строительства послужили для создания хорошо вписанных в природу комплексов, предназначенных для отдыха, среди которых выделяются пионерские лагеря Артека (арх. А. Т. Полянский и др.). Большие успехи достигнуты в области промышленного строительства и в А. гидротехнических сооружений. К крупнейшим градостроительным начинаниям, связанным с развитием существующих городов, относятся создание проспекта Калинина в Москве (арх. М. В. Посохин и др.), застройка приморской части Васильевского острова в Ленинграде (арх. Н. В. Баранов, В. А. Каменский, С. Г. Евдокимов и др.), строительство мемориального центра в Ульяновске (арх. Б. С. Мезенцев и др.).

Задачу выражения в А. нового общественного содержания, связанного с общенародным благом, решают архитекторы и других социалистических стран, чьими усилиями были восстановлены города, пострадавшие во время 2-й мировой войны (Варшава, Берлин и др.), реконструируются многие старые города (София, Бухарест, Братислава в др.) и создаются новые (Дунауйварош, Эйзенхюттенштадт и др.), возводятся многочисленные жилые массивы для трудящихся. Развивается единая в своей социальной направленности и вместе с тем многообразная А. социалистического общества. Возрастающая роль искусственной среды, организуемой А., делает всё более сложными и ответственными её художественные задачи, а развитие и совершенствование строительной техники открывают новые материальные возможности воплощения разнообразных и смелых замыслов.

понедельник, 26 января 2009 г.

FRUTTYಫ್ರುತ್ತಿAlone in the dark



Frutty


Альбом: Alone in the dark
Жанр: New Age
Год: 2008
1 Frutty - Electric dreams
2 Frutty - Alone in the Dark
3 Frutty - opus#27


Cкачать

http://www.realmusic.ru/frutty (since 08)




Для того, чтоб учить и передавать свое знание, дон Хуан использовал три хорошо известных психотропных растения: пейот lернорноru williамuеil; дурман dаturа inохiа и вид грибов, относящийся к роду рsylоsеве.
Путем раздельного принятия внутрь каждого из этих галлюциногенов, он продуцировал во мне, как своем ученике, некоторые любопытные состояния нарушенного восприятия или измененного сознания, которые я называл "состояние необычайной реальности". Я использовал слово реальность, потому что в системе верований дона Хуана основным пунктом было то, что состояния сознания, продуцируемые принятием любого из этих трех растений, были не галлюцинациями, а цельными, хотя и необычными, аспектами реальности повседневной жизни. Дон Хуан вел себя по отношению к этим состояниям необычной реальности не так, как если бы они не были реальны, но как к реальным.
Классифицировать эти растения, как галлюциногены, а состояния, которые они продуцируют, как необычную реальность, было, конечно, моим собственным изобретением. Дон Хуан понимал и объяснял эти растения, как транспортные средства, которые должны приводить и доставлять человека к неким безличным силам, а состояние, которое они продуцируют, как "встречи", которые маг должен иметь с этими силами для того, чтоб получить над ними контроль.
Он называл пейот — "мескалито", и объяснил, что он является добровольным учителем и защитником людей. Мескалито учит тому, "как правильно жить". Пейот обычно принимается на собрании магов, называемых "митоты", где участники собираются с определенной целью получить урок в том, как правильно жить.
Дон Хуан считал дурман и грибы силами другого рода. Он называл их "олли" и сказал, что ими можно управлять; фактически, маг получал свою силу, манипулируя олли. Из этих двух сил дон Хуан предпочитал грибы. Он утверждал, что сила, содержащаяся в грибах, была его личным олли, и он называл ее "дым" или "дымок".
Процедура использования грибов у дона Хуана состояла в том, чтобы дать им высохнуть в мельчайший порошок, пока они находятся внутри небольшого кувшина. Он держал кувшин запечатанным в течение года, затем смешивал получившийся порошок с пятью другими сухими растениями и получал смесь для курения в трубке.
Для того, чтобы стать человеком знания нужно "встретиться" с олли как можно большее количество раз. Нужно стать "знакомым" с олли. Эта задача состояла, конечно, в том, чтобы курить галлюциногенную смесь очень часто.
Процесс "курения" заключался в проглатывании мелкого порошка, который не сгорал, и вдыхания дыма других пяти растений, которые составляли курительную смесь.
Дон Хуан объяснял глубокий эффект, который вызывали грибы в способностях восприятия, как то, что "олли убирает тело".